Громкие преступления советского времени: Усть-каменогорский маньяк


Мы продолжаем публиковать истории из книги Виктора Горшкова. Сегодняшний рассказ об убийце-женоненавистнике, многочисленные преступления которого были раскрыты сотрудниками милиции Восточного Казахстана, пишет YK-news.kz.

В октябре 1987 года на улице Путевой (объездная дорога около УМЗ), в районе городского кладбища, в яме, прикрытой ветками, был найден труп 16-летней девушки. Под трупом нашли отрванную алюминиевую пуговицу, не принадлежавшую погибшей. Сотрудники милиции решили – раз убийца спрятал труп, то, возможно, придет сюда еще, будет перепрятывать.

В то время заместителем начальника Ульбинского РОВД был Виктор Степанович Котов. После анализа имеющихся данных и улик он «благословил» на засаду Андрея Устьянцева и Нурбека Булжанова.

Ночь для засады выдалась морозная. Несмотря на конец октября, в городе лежал снег. Устьянцев уже замерз, когда увидел идущего по узкой снежной тропке мужчину. Поравнявшись, попросил сигарету и, прикуривая, заметил, что на лацкане его куртки отсутствовала пуговица. Остальные пуговицы соответствовали найденной у тела погибшей. Предъявив служебное удостоверение и подозвав Булжанова, Андрей предложил мужчине пройти в ближайшее отделение. Тот не сопротивлялся, и вереница пошла по снежной тропке. Впереди шел Булжанов, за ним задержанный, замыкал движение высокий Устьянцев. Все прошло спокойно, и только на допросе выяснилось, что шедший посередине весь путь был озабочен одной мыслью – кого первого из сопровождавших его милиционеров ударить ножом, спрятанным в рукаве. Этот нож мужчина попытался выбросить незаметным движением в снег уже у входа в отделение, но тот зацепился за рукав и, перелетев через голову Нурбека Булжанова, упал перед ним. Вот таким образом в руках милиции оказался Юрий Иванов, как выяснится впоследствии – насильник и убийца многих женщин, совершавший преступления на протяжении нескольких лет. За одно из них был несправедливо осужден на 12 лет лишения свободы житель города Усть-Каменогорска Пименов.

Иванова поместили в СИЗО и создали следственную группу, в которую вошли старший следователь по особо важным делам прокуратуры Рашид Жакупов, милиционеры Василий Ефимович Кириллов, Андрей Ларионов и Казбек Иванович Токтаргалиев.

При проверке оказалось, что Иванов был неоднократно женат и имел нескольких сожительниц. Все эти женщины были найдены и допрошены, так как сам он ничего о себе и своей личной жизни не рассказывал. Некоторые из допрошенных показали, что он приходил домой поздно, иногда был исцарапан, приносил им какие-то женские вещи – в частности, одной из жен он подарил кофточку.

Но основную информацию дал следствию бывший сокамерник убийцы, с которым он вместе отбывал срок в спецкомендатуре. Когда-то Иванов работал водителем-экспедитором, и однажды подсадил к себе в машину попутчицу. А потом съехал на обочину и попытался ее изнасиловать. Попутчица сбежала и написала заявление в милицию. В итоге Иванов получил 3 года колонии-поселения, откуда имел возможность отлучаться до вечера.

На очной ставке сокамерник вспомнил, что Иванов возвращался поздно, нередко имея при себе нож, веревку, женские украшения. В этот момент Иванов заговорил:

- Вы женщин нашли?

Думая, что речь идет о его сожительницах, ему ответили:

- Нашли.

Оказалось же, что он имел в виду трупы убитых им жертв. И сам согласился рассказать о своих преступлениях. В том числе и о тех, что были совершены десять лет назад.

В 1976 году в районе Согры менее чем за полгода были ограблены и изнасилованы 11 женщин. Милиция сбилась с ног, ища преступника. Было принято решение ловить его «на живца». Сотрудниц милиционеры побоялись привлекать к опасному мероприятию, поэтому участковый, лейтенант милиции Николай Вепрецкий сам переоделся в женскую одежду и пошел по маршруту, где было совершено большинство вышеназванных преступлений. Долго ходить ему не пришлось. В один из вечеров, когда начало смеркаться, он подвергся нападению насильника. Моментально обезвреженный преступник, как выяснилось, был виновен лишь в четырех изнасилованиях. Кто бы мог подумать, что остальные семь преступлений совершил Иванов, который еще тогда, в 1976 году, не убивал своих жертв.

В 1977-1979 годах в необжитом еще районе комбината шелковых тканей (КШТ) ходили страшные байки про местного душегуба. Тогда действительно нашли трупы более десяти женщин, но убийцу поймать не удалось. При проведении следственного эксперимента подозреваемого Иванова попросили указать места совершенных преступлений. Они практически совпали с местами, где были найдены жертвы.

Рассказал Иванов и такой случай. Однажды он ехал в автобусе № 33 на КШТ и услышал разговор двух подруг. Одна со страхом рассказывала о душегубе, а другая отвечала:

- Ерунда все это! На спор я сейчас выйду и пройду до следующей остановки по лесополосе. И ничего со мной не случится!

Девушка направилась к выходу. На следующей остановке Иванов вышел из автобуса и пошел навстречу девушке. Живой ее больше не видели...

Иванов рассказал столько случаев убийств, что даже не верилось, что это возможно. Он и на суде настаивал, что жертв было 24-25, хотя доказать удалось только 12-14 убийств. Одно из них – благодаря той самой кофточке, которую он подарил своей жене. Кофточку Иванов снял с убитой женщины. Это был подарок ее сестры. Следственной группе пришлось отправиться в Вильнюс к той самой сестре, и она, через столько лет, кофточку опознала!

Было путешествие и у самого Иванова – в Москву, в институт имени Сербского. Там психиатры развели руками – выяснить состояние пациента можно, если он идет на контакт, а Иванов был полностью закрытым и необщительным. И, несмотря на несколько десятков томов уголовного дела, представленных для рассмотрения, окончательный диагноз ему так и не поставили.

- А с нами он много разговаривал в дороге, и вполне вменяемо, - расскажет потом Андрей Ларионов, вместе с Рашидом Жакуповым сопровождавший Иванова на экспертизу.

- Говорил четко, мысли ясные. Анекдоты травил, прибаутки разные. В молодости он был культработником, баянистом. Рассказывал, что разочаровался в женщинах, так как они его много раз обманывали, предавали и изменяли ему, и за это он решил отомстить всему женскому роду, всем этим «падшим существам». На суде Иванов утверждал, что совершил даже недоказанные преступления, и во время последнего слова сказал: «Я понимаю, сколько горя принес людям. Прошу меня расстрелять».

Приговор к высшей мере наказания в отношении усть-каменогорского маньяка был приведен в исполнение.

А старший оперуполномоченный по особо важным делам Андрей Ларионов отправился в тюрьму – сообщить заключенному Пименову, что с него сняты все обвинения и он свободен.

Жена Пименова была одной из жертв Иванова. Ее убили, когда она возвращалась домой одна с какого-то праздника в Согре. Подозрения пали на мужа, а тот возьми и скажи:

- Мы с ней накануне поругались, я ее даже побил – может, от побоев и померла, сердечная...

Пименов отсидел 7 лет из 12, до того как был казнен Иванов. Каждые полгода жертва судебной ошибки писал прокурору жалобы, доказывая свою невиновность. Во время освобождения не выражал бурной радости. На слова начальника колонии: «Осужденный Пименов, вы свободны. Подойдите и распишитесь», он ответил: «Я гражданин, а не осужденный! Попрошу обращаться как положено».

А лет через пять Ларионов с коллегой попали в грозу в районе села Тарханка, машина встала – кончился бензин. Навстречу ехал «Москвич». Остановили его, попросили продать немного топлива. Водитель «Москвича» вышел, вынес полную канистру:

- Возьми за так, Ларионов.

- Откуда вы меня знаете?

- Я тебя теперь никогда не забуду.

Водителем оказался тот самый Пименов, которому за несправедливую отсидку государство выделило денежную компенсацию. На полученные деньги он и купил «Москвич».

Из книги Виктора Горшкова «Красный Восток»



Источник: Новостной сайт Усть-Каменогорска

Постоянный адрес статьи:
http://meta.kz/novosti/kazakhstan/814276-gromkie-prestupleniya-sovetskogo-vremeni-ust-kamenogorskiy-manyak.html


Популярное