Курсы валют
Ежедневные курсы валют в Республике Казахстан

Ловкость рук – и никакого мошенничества

Источник: liter.kz

Не так давно отечественный ювелир покорил «высший свет» Вены

Тем, кто не знаком с профессией ювелира вплотную, эта специальность наверняка покажется несколько романтичной, потому как созданные изделия настолько хороши и разнообразны, что дают почву для размышлений и полета фантазии. Но насколько это тонкий и кропотливый труд, мало кто задумывался, хотя, по словам золотых дел мастеров, так оно и есть, если, конечно, ювелир в своих произведениях оригинален и эксклюзивен. К примеру, некоторые изделия готовятся родиться на свет в течение нескольких месяцев и даже лет, потому как это ручная работа, долгий и порой мучительный творческий процесс. А изготавливая изделия, согретые теплом человеческих рук, ювелиры как бы дарят окружающим частичку своего тепла.

К примеру, частичку своего авторского потенциала дарит казахстанцам ювелир Ильяс Сулейменов, который в преддверии новогодних праздников вернулся на родину с приятной новостью. Мастер драгоценных изделий побывал в Вене со своей новой коллекцией под названием «Евразийский этномодерн» и своими творческими изысками без труда смог покорить венский «высший свет» и всю собравшуюся избалованную иностранную публику, несмотря на то что на подиуме блистали и наряды от Christian Dior, и дорогие коллекции элитных мехов. Но на высоте был именно Казахстан. Новое направление вобрало в себя все лучшее и интереснейшее от глобальных тенденций современной моды (глэм, нэйтив, неоклассика, хайтек) и от нажитых тысячелетиями традиций кочевников Великой степи. К нашим древним традициям ювелир относит истоки андроновской культуры, то бишь раннюю бронзу, арийскую культуру, скифо-сакскую и тюрко-монгольскую эпохи Чингисхана, и в итоге некий синтез модных мировых трендов с элементами исторического прошлого стал фишкой его новых работ. По его словам, он старое, великое, мудрое содержание обрамил в современную форму, и получилось то, что без труда покорило видавших виды иностранцев. Кстати, о регалиях, которые также говорят сами за себя. Ильяс Сулейменов – единственный казахстанский ювелир, отмеченный высокопрофессиональными наградами в своей области: международной премией Карла Фаберже в 2005 году в Женеве и дипломом лауреата юбилейной 100-й сессии «Бижорка» в Париже в 1995 году за разработки в области фамильных драгоценностей и люксовых аксессуаров и сувениров класса Premium.
Ну и, собственно, о выставке. По словам Сулейменова, привезенная им коллекция вызвала у австрийского бомонда нескрываемый культурный шок, ведь, как известно, покорить иностранных ценителей можно только тем, чего у них нет, а этники в любом ее проявлении у них нет точно, а у нас, к счастью, ее хоть отбавляй. Как оказалось, собравшихся удивила и цена казахстанских драгоценностей. Она оказалась такой демократичной по сравнению с тем, что продают «за бугром», что австрийские зрители были приятно удивлены, скажем точнее, поражены и не раз просили ювелирных дел мастера продать им то или иное изделие, каждое из которых было эксклюзивно. Но «властелин колец» отказался наотрез, считая, что торговать на показе – не его конек. Представители австрийской элиты даже просили Ильяса открыть бутик в Вене, но мастер это делать не торопится, боясь «поставить на поток» свою работу. Сулейменов предпочитает эксклюзивность штамповке, названной им рабством спроса. По словам мастера, штамповка, пусть даже с громким именем, не может быть инвестиционным вложением. Вкладывать деньги, по мнению ювелира, лучше в авторские работы и камни, использованные в украшении. Они, как оказалось, должны быть инвестиционного качества, то есть отличаться размером, хорошей огранкой, цветом и чистотой. Изделия Ильяса Сулейменова отличаются камнями лучшего качества и чистоты: бриллианты, рубины, топазы, аквамарины, сапфиры, изумруды. Заглядывая внутрь камня, будто утопаешь в разноцветной глазури, а от самого изделия, будь то колье, кольцо или подобие сакской короны с огромным, размером с яйцо, аквамарином, кстати, из новой коллекции мастера, и вовсе трудно отвести зачарованный взгляд. Одним словом, воистину этномодерн, где винтаж ненавязчиво переплелся с мотивами сегодняшнего дня.
По признаниям Ильяса, ценителей ювелирных авторских изделий не много, но они есть, и с каждым днем их становится больше. Ювелир добавил, что народ все-таки тянется к эксклюзивному искусству, досыта наевшись золотого ширпотреба из дальнего и ближнего зарубежья. Иногда Сулейменову килограммами несут золотые, как он их называет, безделушки, чтобы он из всего этого сделал что-то одно, но очень достойное, то, что не стыдно будет оставить в наследство детям и внукам. По признаниям мастера, к своей профессии он пришел не сразу, а 18 лет тому назад, после того, как много лет им было отдано научной деятельности. До этого в его жизни была аспирантура в институте философии и права, диссертация, но детское увлечение коллекционированием минералов, видимо, взяло верх над всем высоконаучным, тем более что в стране зарождались рыночные отношения. Вначале в качестве халтуры был камнерезный цех при геологическом музее, затем обработка камней, после проявился живой интерес к обрамлению и огранке камня – и, как говорится, засосало. Так путь от подмастерья до настоящего мастера был пройден и познан досконально. И когда уже Сулейменов научился работать с драгметаллами и получил на это лицензию, нашлись инвесторы, вложившие в дальнейшую работу ювелира финансовые средства. Кстати, немаловажным фактором в процессе становления была учеба у Паоло Валентини, мэтра, сформировавшего лучшие стили в мировой ювелирной отрасли. А бегающий бриллиант или изделия из пейзажного агата стали фишкой мастера, покорившей огромное количество ценителей прекрасного.
У каждого творца всегда есть муза, так есть она и у ювелира. Ильяс с улыбкой признается, что женщина является главным его вдохновением, на тонкие и изысканные работы его сподвигли именно представительницы слабого пола: женщина-мать, женщина-дочь, женщина-сестра. Но поработать творец любит и на тему исторического прошлого без элементов современности. К примеру, есть в его творческой копилке лампа «Ок жетпес», были шахматы Чингисхана из золота и серебра, над которыми мастер трудился порядка семи лет. Кстати, на многолетнюю работу с шахматами, которые в момент съемок картины «Монгол» приобрели его создатели, Ильяса побудило творчество отца-писателя, в свое время рьяно увлекавшегося древней историей и написавшего книгу «Эра Чингисхана в истории казахской нации». Чтобы в точности воспроизвести структуру армии великого вождя, ювелиром было изучено множество литературы, вплоть до истории костюма и истории войска известной культовой личности. Не обошелся разговор и без провокационных вопросов. На один из таковых: сможет ли любой простой казахстанец позволить себе приобрести авторскую работу известного ювелира, Сулейменов с улыбкой ответил, что сможет, тем более что он идет на уступки тем, кто ценит настоящее искусство, не глядя на толщину кошелька и место работы.

Маржан КУДАБАЕВА, фото Сергея ХОДАНОВА, Алматы
Последние новости